Материалы сайта

Каррарский белый мрамор

Каррарский белый мрамор. Этот мрамор добывается в Тоскане, в предгорьях Апуанских Альп. Здесь на довольно близком расстоянии друг от друга находятся несколько мраморных месторождений: Каррара, Месса, Серравецца, Монте Альтиссимо. Название местности Каррара переводится как «каменоломня». Мраморы Каррары разрабатываются уже свыше 2000 лет и до сих пор залежи имеют довольно большие размеры, а в прошлом мощность отдельных залежей составляла до 1000 м. Наиболее известен каррарский мрамор «статуарио» — это мрамор белого, слегка желтоватого цвета, близкого к теплым тонам человеческого тела.

Превосходные его качества заключаются в равномерном мелкозернистом строении и мерцающем блеске, а так как зерна кварцита полупрозрачны, то «статуарио» высшего качества просвечивает на глубину до 4 см от поверхности. Наилучший «статуарио» добывался в каменоломне Монте Альтиссимо, заложенной Микеланджело в 1517 г. Именно этот мрамор служил материалом для творений Микеланджело, А. Кановы, Б. Торвальдсена и многих других скульпторов.

«Статуарио» встречается в виде слоев и линз, перемежающихся сероватыми и голубовато-серыми, часто рисунчатыми слоями с резкими переплетающимися жилками более темного серого цвета — Другими разновидностями мрамора, также добывающимися в тосканских месторождениях. Эти мраморы, из-за своего рисунка непригодные для скульптурных работ, широко применялись в архитектуре для отделки зданий. Самая светлая из этих разновидностей мрамора — голубовато-белая с сероватыми жилками — носила два названия: «ординарно» и «сицилийский мрамор», а голубовато-серый с серыми жилками мрамор назывался «бардиллио».

Итальянские белые мраморы были первыми из мраморов, которые украсили Санкт-Петербург еще при Петре I: для Летнего сада в 1717—1724 гг. были куплены статуи и бюсты работы крупных венецианских скульпторов Д. Банаццы, П. Баратты, А. Тарсиа, Д. Зорзони, Д. Гропелли и др. Из каррарского статуарного мрамора изваяны и скульптуры Паоло Трискорни, прибывшие в Петербург из Италии в начале XIX в. Это диоскуры — юноши- атлеты, сдерживающие вздыбленных коней, которые были поставлены у парадного фасада Конногвардейского манежа на Исаакиевской площади, и «два льва сторожевые», находящиеся у подъезда бывшего дома А. Я. Лобанова-Ростовского на Адмиралтейском проспекте.

Голубовато-серый мрамор «бардиллио», добытый в каменоломнях Серравеццы, использован в облицовке стен Исаакиевского собора. У русских каменотесов этот привозимый из Италии мрамор носил искаженное название «сырорецкий». «Сицилийским мрамором» богато отделаны Георгиевский зал Зимнего дворца и Павильонный зал Малого Эрмитажа.

Особой известностью пользовался белый мрамор — паросский, с острова Парос. Этот статуарный материал является более древним.

В античное время цветной мрамор использовался сравнительно редко. Его широкое применение относится к позднему времени. Цветной мрамор в античное время добывался в Греции и Малой Азии. Добываемый мрамор имел различные цвета. Так, на острове Эвбея добывали мрамор светло-черный, зеленоватый, желтоватый и красноватый. Черный мрамор добывался в Пергаме, где добывался и Фригийский мрамор, отличавшийся пестрой окраской (белый с фиолетовыми прожилками).

Пластическая обработка цветного мрамора несколько отличается от пластической обработки белого мрамора. Отличие — в подчеркнутой пластике цветного мрамора. Темные тона требовали усиления светотеневых решений, необходимых при моделировании скульптуры, которая, как правило, рассматривается на значительном расстоянии. Для декоративной скульптуры очень часто применялся красный мрамор, использовавшийся для декоративных рельефов. Серый и голубовато-серый мрамор, в отличие от желтого и красного, был распространен не только в позднюю эпоху, но и в эпоху архаики. Черный и черно-синий мрамор использовался для передачи цвета кожи негров. В такой скульптуре обычно белки глаз делались из белого мрамора, а зрачки — из черного.

Огюст Роден считал белый мрамор лучшим пластическим материалом, в котором можно передать силу и красоту человеческого тела. Роден высоко ценил в материале цвет, который подбирался в соответствии с композицией произведения. Создавая бюст Виктора Гюго, Роден для работы избрал белый мрамор, так как считал, что Гюго даже в старости сохранил атлетическое телосложение, благородство форм. Этого нельзя сказать о Бальзаке, похожем на тучного, коренастого, широкоплечего монаха. «Для человека с кипучим темпераментом очень трудно работать над холодным мрамором, если ему не удалось с самого начала вдохнуть в него душу, разбудить в нем жизнь, — говорил Роден. — Вот здесь — источник творческой радости для скульптора, которого мрамор захватил с самого начала и повел к намеченной цели. Надо ощущать монументальность в каменном блоке, и скульптор должен руководствоваться внутренней жизнью камня в своей творческой работе».

«Боги дремлют в глубине мраморных глыб», — говорил Микеланджело.