+7 (495) 755 01 83
задать вопрос  

Материалы сайта

Скульптура Италии в России при Екатерине II Великой

Положение начинает меняться только в 1760-е годы. Важную роль здесь сыграл Иван Иванович Шувалов (1727–1797), основатель и первый куратор Академии художеств в Петербурге. Попав в немилость после воцарения Екатерины II, он вынужден был отправиться в путешествие за границу, которое продолжалось около четырнадцати лет (1763–1777). Большую часть времени Шувалов провел в Риме, неоднократно высылая в Россию произведения живописи, скульптуры и прикладного искусства. Нет сомнений, что они предназначались не только для самого Шувалова и Екатерины II, но и для других российских коллекционеров. Иными словами, Шувалов взял на себя роль художественного агента, что способствовало распространению в России нового вкуса, ориентированного на античность. Наиболее известна присланная Шуваловым из Рима коллекция слепков со знаменитых антиков, полученная в Петербурге в августе 1769 года. Большинство этих слепков до сих пор хранится в Музее Академии художеств. Одновременно с ними Шувалов направил в Петербург ряд мраморных скульптур, созданных современными мастерами в Риме, в том числе копий с антиков. Два таких произведения, подписанные Карло Альбачини, — «Флора Фарнезе» и «Исида» — хранятся в Эрмитаже.
 
Во второй половине 1760-х годов были установлены также художественные контакты с мастерами из Каррары, которые по сравнительно небольшим ценам поставляли скульптуру во многие европейские страны. При посредничестве маркиза Пано Маруцци, ставшего позднее русским консулом в Венеции, были приобретены четыре статуи работы Джованни Антонио Чибеи, главы местной школы (ныне они хранятся в Эрмитаже). Позднее этот же мастер выполнил ряд изображений Екатерины II (например, портретный бюст, находящийся в Государственном музее-заповеднике «Петергоф»). Возможно, к продукции каррарской мастерской относятся также фигуры мальчиков с атрибутами живописи и скульптуры, приобретенные в 1766 и 1771 годах и украшавшие Висячий сад Малого Эрмитажа.
 
Тем не менее представляется, что Екатерина II не испытывала большого интереса к скульптуре. Покупая статуи и бюсты у Жана Антуана Гудона, приглашая в Петербург Этьена Мориса Фальконе, императрица скорее следовала советам окружавших ее знатоков — таких, как Дени Дидро и князь Дмитрий Алексеевич Голицын, бывший тогда послом во Франции. Заказывая произведения Мари Анн Колло, приехавшей в Петербург вместе с Фальконе, Екатерина II, возможно, исходила из соображений женской солидарности, отдавая должное редкой для юной девушки профессии. К тому же она совершенно определенно не рассматривала Эрмитаж как универсальный музей, предназначенный и для произведений скульптуры. Поэтому работы французских скульпторов находили себе место в Гроте (или Утреннем зале) в Царском Селе, излюбленной летней резиденции императрицы. Сюда же со временем попала богатая коллекция античной скульптуры, приобретенная в 1785 году у Джона Лайд Брауна, одного из директоров Банка Англии.