Материалы сайта

Скульптура Италии в России при Николае I

Николай I сыграл несравнимо более важную роль в истории Эрмитажа, чем его старший брат. Достаточно напомнить, что на его долю выпало восстановление Зимнего дворца после пожара 1837 года и строительство Нового Эрмитажа, ставшего первым открытым для публики императорским музеем (февраль 1852). Оба эти события должны были вызвать некоторую реорганизацию коллекции и перераспределение ее между Таврическим дворцом и основной резиденцией. Так, при реставрации Зимнего дворца после пожара в его вестибюле в 1839 году были установлены статуи «Адонис» работы Джузеппе Торретто и «Диана» братьев Гроппелли, взятые из Летнего сада. Нишу парадной (Иорданской) лестницы дворца украсила статуя «Правосудие» работы Альвизе Тальяпьетра, находившаяся ранее в Таврическом дворце и также приобретенная некогда Рагузинским. По-видимому, в то же время из Таврического дворца в Зимний привезли многочисленные статуи и группы работы Паоло Андреа Трискорниа, происходящие из Михайловского замка.
 
В отборе скульптуры для Нового Эрмитажа принимал участие, наряду с архитекторами и художниками, сам Николай I, имевший большой интерес к искусству ваяния. Правда, царя больше интересовала современная пластика, и потому два зала первого этажа нового музея предназначались именно для современной скульптуры западных и русских мастеров. Эти произведения частично отбирались и заказывались самим императором, в том числе во время его пребывания в Риме в 1845 году. Следует отметить, что только в Новом Эрмитаже скульптура, как античная, так и нового времени, получила собственные выставочные помещения. Притом итальянская скульптура ХVII–ХVIII веков в этой экспозиции почти не была представлена (за исключением произведений Кановы).
 
В царствие Николая I не делалось целенаправленных покупок скульптуры более раннего времени. Все же ряд приобретений следует отметить. В 1845 году по завещанию Д. П. Татищева в Эрмитаж поступила обширная и разнообразная коллекция, включавшая несколько интересных произведений — рельеф Джованни Кремаско, статуэтки работы Массимилиано Сольдани Бенци, Лоренцо Маттиелли, Франческо Ригетти. В 1847 году у сенатора Е. А. Зурова купили мраморную группу «Амур и Психея», приписывавшуюся сначала Канове, затем его ученику Чинчиннато Баруцци и оказавшуюся редчайшим произведением рано умершего мастера Доменико Карделли. В 1851 году у живописца В. А. Сазонова приобрели бюст гения смерти, причем его атрибуцию Канове удалось подтвердить только в последнее время. Следует упомянуть также о трех произведениях Кановы, конфискованных у польских коллекционеров после восстания 1830–1831 годов. Время поступления в Эрмитаж парных бюстов Елены Прекрасной и Париса пока установить не удалось. «Орфей» — одна из первых статуй Кановы — сначала находился в Летнем саду и только в 1866 году поступил в Эрмитаж.
 
Примерно к тому же времени относится создание практически первой описи скульптуры в Эрмитаже и других императорских коллекциях скульптором А. Н. Беляевым. Она датируется 1859 годом, но, вероятно, была начата несколько ранее. При всем своем несовершенстве, опись 1859 года является важным документом, свидетельствующим о происхождении скульптур. К сожалению, в ней отсутствуют указания на время поступления статуй и бюстов, поэтому в ряде случаев приходится ссылаться только на данные описи и отмечать, что памятник поступил «до 1859». Это значит, что первое его упоминание относится именно к описи 1859 года.